Встречали эшелоны с сиротами

В республике широко развернулось движение за усыновление детей, оставшихся без родителей. За день через вокзальный эвакопункт проходило до 200 детей, в какие-то дни и до 500. К концу 1942 г. в регистрационной книге эвакопункта появился порядковый номер 47 000. Всего за годы войны Узбекистан принял более 250 тыс. детей, тысячу детских домов из Польши, Прибалтики, Украины, России...

Был организован сбор денег для устройства эвакуированных детей, продуктов, вещей и общественностью Узбекистана. Уже к марту 1942 г. собрали более 2 миллионов рублей, десятки тысяч комплектов различной одежды, сотни центнеров продовольствия.

Народ республики сделал все для того, чтобы эвакуированные дети как можно меньше чувствовали лишений, связанных с войной. Всей стране стала известна семья узбека Ахмеда Шамахмудова - ташкентского кузнеца, усыновившего 12 детей, эвакуированных из Украины, Донбасса и Белоруссии. В письме Ахмеду Шамахмудову и его жене Бахри фронтовик старший лейтенант Левицкий писал: «... Я не имею детей. Не знаю, где находится моя жена Нина. Но от всей души хочу участвовать в воспитании детей, вырванных из фашистского ужаса. Поэтому прошу Вас принять от меня маленькую экономическую поддержку в воспитании Володи, Раи и Маликахон. С этим письмом я послал Вам 400 рублей. Впредь хочу ежемесячно посылать деньги...» Благородному примеру семьи Шамахмудовых последовали и другие.

50-летняя Бахрыхон Аширходжаева взяла на воспитание 8 детей различных национальностей. О трогательном факте, происшедшем в семье А. Ходжаева, сообщила 30 января 1942 г. газета «Правда Востока». Решив усыновить мальчика, Ходжаев сказал об этом своей матери. Немного подумав, она ответила: «Тебе ведь известно, что я не знаю русского языка. Что же выходит, что ребенок будет целый день томиться... Этак он замучается. Если уж брать, то двоих». Так по-матерински решила вопрос женщина-узбечка.

Из Бухарской области телеграфировали: «Если в других областях есть эвакуированные дети дошкольного возраста, направляйте их в Бухару. Не можем удовлетворить заявлений граждан, желающих взять на воспитание детей».

Движение за усыновление или патронирование сирот войны ширилось с каждым днем. Оно охватило коллективы многих предприятий, учреждений, колхозов.

Ташкентский «3аготхлоптрест» организовал интернат на 25 ребят, обеспечив его всем необходимым. Колхозы Янгиюльского района, Ташкентской области, построили детские дома; девять колхозов этого района взяли на воспитание 100 эвакуированных детей.

В колхозах и совхозах, в учреждениях, школах и т. д. развернулось всенародное движение по оказанию помощи эвакуированным детям.

2 января 1942 г. женщины Ташкента обратились с призывом ко всем женщинам Узбекистана проявить материнскую заботу об эвакуированных детях.

«Выполним наш братский долг перед великим русским народом, перед народами Украины, Белоруссии, - писали женщины. - Еще выше поднимем знамя интернационализма и братской дружбы наших народов. Пусть растут и крепнут наши дети - наша радость, наше будущее... Развернем в Узбекистане всенародное движение по оказанию общественной помощи эвакуированным и беспризорным детям. Пусть каждая семья рабочего, колхозника, служащего, интеллигента, пусть каждое предприятие, колхоз и совхоз примут деятельное участие в их устройстве и воспитании».

В Узбекистане была создана сеть эвакогоспиталей для лечения раненых. Госпитали были размещены в лучших зданиях Ташкента, Самарканда, Ферганы, Бухары и других городов и хорошо снабжены медикаментами, перевязочными материалами и т. п. Коллективы фабрик, заводов и учреждений шефствовали над эвакогоспиталями. Свыше двух тысяч сандружинниц в свободное от работы время помогали в уходе за ранеными. Через действующие на территории Узбекистана эвакогоспитали только за 1941-1942 гг. прошло более 100 тыс. человек.

Были созданы комиссии по приему и устройству эвакуированных, которым оказывалась братская помощь. Они были обеспечены жильем и медицинским обслуживанием. Десятки тысяч людей получили работу на предприятиях, в учреждениях, в колхозах. Эвакуированные рабочие и служащие, деятели науки и культуры вместе с узбекским народом самоотверженно помогали фронту.

В то время в Узбекистан было эвакуировано множество институтов, училищ, научных и культурных учреждений, в том числе головных. Еще в 1945 г. тут продолжали свою работу академические институты истории, востоковедения, мировой литературы, Московская Консерватория, Одесская киностудия, Пулковская обсерватория. Во время войны в Узбекистане работали эвакуированные театры из России и Украины, около 200 известных писателей. Были срочно эвакуированы в Узбекистан такие деятели искусства и культуры, как Алексей Толстой, Анна Ахматова, Владимир Луговской, Фаина Раневская, Якуб Колас, академик Виктор Жирмундский, Эмиль Мадарас, Корней Чуковский, Иосиф Уткин, Вячеслав Иванов, Николай Ушаков и Николай Погодин и другие. Оставался в то время в Узбекистане и знаменитый еврейский театр Соломона Михоэлса. Знаменитое стихотворение Константина Симонова «Жди меня», написанное известной актрисе Валентине Серовой, прозвучало по радио для нее, когда она находилась в эвакуации в Ташкенте. Вместе со своими родителями Марией Мироновой и Александром Менакером провел здесь часть своего детства Андрей Миронов, с матерью жил в Ташкенте и известный актер Михаил Светин.

В те же годы в Ташкенте киноработниками Москвы, Ленинграда, ряда других городов были созданы известные картины "Александр Пархоменко", "Два бойца" и др.

 

Источник : vesti.uz.